Главная / Публикации /
Зимний Эльбрус
Ксения Суханова
22 сентября 2016, 10:24

Зимний Эльбрус

Эльбрус
Начало 2008 года...

Сборы

Меня никогда не тянуло на эту гору.
Техническая простота Эльбруса, его значительная высота и протяжённость маршрута ассоциировались с туризмом: "длительное движение с тяжёлым рюкзаком по тропе". Мне это не интересно. И на мотоцикле туда заезжали, и джип затаскивали, и тысячные колонны трудящихся заводили. Не моё!
Поднимаясь на очередную кавказскую вершину, я, конечно, делал традиционную фотку этой исполинской, видимой отовсюду кучи, но никакого религиозного трепета к ней не испытывал.
При этом буквально все знакомые (альпинисты) там побывали, многие не по одному разу. И слова "скалы Пастухова", "седловина", "косая" мне были уже знакомы.
Однако, как многое в жизни, эта поездка произошла благодаря случаю. Исходный импульс, идею дал знакомый, который сам впоследствии поехать не смог. Затем выразил желание Димка Григорьев, потом был разговор с давнишним приятелем – Мишкой Петруховым, с которым ходил ещё на Ленина, и команда собралась. В горах для меня стало важнее не КУДА я полезу, а с КЕМ. Отступая, в силу разных обстоятельств, от этого правила, я не получал того удовольствия, за которым, собственно, и езжу в горы. Таким образом, независимо от спортивного результата, поездка в любом случае обещала быть приятной, что и оправдалось впоследствии на все 100%.Команда
Период подготовки был особенно волнительным. В интернете я читал отчёты о зимних восхождениях на Эльбрус, консультировался с бывалыми восходителями. В той же сети ежедневно заглядывал на страничку погоды на горе. По всему выходило, что нас ждало –30 град., зимний бутылочный лёд, а учитывая период новолуния, ещё и плохая погода. Вот к этим условиям мы морально, а главное материально и готовились. Точили кошки, покупали правильные буры и утеплялись по полной! Особенно Мишка, который последний раз был в горах в 1991 г., поэтому и экипировался от ботинок до балаклавы. Короче, помогли "Сурку" с "Альпухой" сделать достойную предновогоднюю выручку. Забегая вперёд, скажу, что многое оказалось избыточным, а некоторые изделия высокого брэнда, такие красивые и удобные в магазине, на горе проигрывали отечественным аналогам. Запаслись не только двумя GPS, но и переговорными устройствами.
Жильё Димка нашёл по интернету, забронировав однокомнатную квартиру в Терсколе.

Итак, план по дням был такой:

4.01 – вылет из Москвы, размещение в Терсколе и, для акклиматизации, вечерняя прогулка до Азау;
5.01 – подъём до "бочек", прогулка до "Приюта 11", спуск в Терскол;
6.01 – подъём до скал Пастухова, ночёвка в "бочках";
7.01 – спуск в Терскол. День отдыха;
8.01 – отдых, вечером подъём в "бочки" на ночёвку;
9.01 – восхождение, ночёвка в "бочках";
10.01 – отлёт в Москву М. Петрухова, при удачном восхождении – и нас с Димкой;
11.01 – запасной день;
12.01 – отлёт в Москву мой и Димки.
Т.е. классическая "пила" акклиматизации, с отдыхом внизу перед штурмом.
4-го января, в 5.30 утра мы погрузились в Мишкино Volvo и рванули в "Ш-1". Приключения начались!

Подходы

В аэропорту, перед сдачей сумки в багаж, я сунул в неё (сверху, под молнию!) свой цифровик. Молодца! Сам подложил. Надо ли говорить, что в Мин. Водах моего любимого фотоаппарата на месте уже не было. Система изъятия ценностей в наших аэропортах работает без сбоев. К счастью, мои друзья повели себя более осмотрительно и, как оказалось, двух камер нам вполне хватило. Фото, размещённые здесь, – результат творчества всех троих.
Едва разместившись в Терсколе, вышли на акклиматизационную прогулку до Азау. Уже совсем стемнело, шёл лёгкий снежок, и мы с интересом рассматривали новые гостиницы в альпийском стиле, появившиеся в Азау. Особенно понравилась "Балкария" от "Академии приключений" – украшенная новогодними гирляндами, она в эту ночь выглядела уютно и празднично одновременно. Зато канатка, её нижняя станция – как двадцать лет назад! Наблюдали канатчиков, носящихся на "Буранах" в темноте по поляне Азау. Джигиты.
На следующий день у нас был запланирован подъём до на Гара-Баши. Основной трудностью на этом пути оказались безумные очереди на подъёмник. Особенно от "Старого Кругозора", т.к. к нему снизу построили новую, вторую нитку, а вверх по-прежнему уходит только одна. В этой полуторачасовой очереди на цементном полу мои ноги получили первое испытание холодом.На Эльбрусе
На "Бочках" мы быстро договорились о размещении в правильном вагончике и, оставив в нём заброску, потопали в сторону "Приюта 11". Довольно ветрено и холодно. Облачность с просветами, и всё ущелье – в молоке. Шлось как-то тяжко, хоть мы и старались не гнать.На ЭльбрусеНа ЭльбрусеНа ЭльбрусеДимке с интервалом в четверть часа звонят клиенты из Москвы. Вообще, общение с ними было для него рефреном всей поездки. Дима, работая в рекламном бизнесе, где если и есть что святое, так это клиенты, умеет искренне им радоваться. Вот он, воткнув палки в склон и отворачиваясь от ветра со снегом, вытаскивает сотовый. Расплывается в любезной улыбке: "Да! Здравствуйте! Спасибо, и Вас тоже ... да, конечно ... К сожалению, вечером не получится, я не в Москве ...". Закончив разговор и убрав улыбку, Димон добавляет пару эпитетов, которые клиенту лучше не слышать.ЭльбрусТуман
Добрались до "Приюта", точнее – до его останков. Печальное зрелище, тем более что с момента пожара прошло столько лет. Дизельная сохранилась, и в ней можно остановиться; правда, она не отапливается. Рядом понастроены какие-то сарайчики, тоже холодные.Приют 11Приют 11На останках Приюта 11Приют 11Встретили народ, успешно зашедший сегодня на вершину. К 15.00 они уже вернулись на "Приют". Говорят, что голимого льда выше скал Пастухова нет. Летом по этому участку прогнали ратрак, и сейчас снег там тает медленнее, и его не сдувает. Что ж, это хорошие вести. Облака почти разогнало, но над Эльбрусом снежные флаги. Видно, что дует там прилично. Попили чай из термосов, поснимали – и вниз.ЭльбрусЭльбрусЭльбрусЭльбрусВечер закончили в полюбившемся нам терскольском кафе "Байрамук".
На следующий день мы встали пораньше и проскочили очереди на подъёмник. Небо прояснялось, и солнышко засияло. Погода, похоже, устанавливалась. Оставив спальники и прочее в "своём" вагончике (по плану, предстоящую ночь мы должны провести на Гара-Баши), выдвигаемся вверх. Довольно ветрено. Замечаем, что над восточной вершиной весит вертолёт. Спасатели? Оказалось, это ведомство Патрушева проводит учения. Восходители, однако! На Приюте перекусываем и утепляемся. Выше начинается лёд, поэтому надеваем кошки.На маршрутеЭльбруский лёдШагая к скалам Пастухова, встречаем на горе разный народ. Кто-то просто гуляет, но в большинстве акклиматизируются, как и мы. С перекурами выходим под скалы. Дует уже довольно ощутимо, причём в лицо. Но я чувствую себя хорошо и "включаю скорость". Иду своим темпом. В конце скал есть крутой взлёт с большой пологой полкой. Дальше начинается "зеркало". Хотел подняться на эту полку, но за перегибом так свистело, что я решил дождаться ребят чуть ниже. Пока доставал термос и наливал чай (для чего пришлось снять рукавицы), руки окоченели. Поднялись ребята. Мишка в норме, а вот Димка чувствует себя плоховато. Это сюрприз, т.к. объективно он самый тренированный и сильный из нас. Забиваем точки на GPS и двигаем вниз. На Приюте снимаем кошки и спускаемся, срезая повороты трассы ратраков. Вокруг шныряют лыжники и сноубордисты, поднятые ратраками. Димка убегает вперёд, а мы с Мишелем фоткаем и любуемся закатом. К бочкам пришли уже в темноте.На тропеНа тропе
Главная неприятность – Димкино самочувствие. Есть ничего не хочет, скорее наоборот. Такова уж особенность его акклиматизации – медленно выходит на режим. Но завтра утром спускаемся вниз и надеемся, что отдых в Терсколе его восстановит. Перед сном идём с Мишкой знакомиться с соседями по вагончику. Народ с Кузбасса: три мужика лет 40–50 и молодая женщина. Все альпинисты с богатым восходительским прошлым. Видно, что опытные. На вершину собираются послезавтра, и тут мы с Мишелем единодушны: "Эти сходят!".
Ночью не могу уснуть. Кручусь, посматриваю на часы. Докрутился до рассвета. Последний раз в горах не мог уснуть в Безенгах. Тогда грешил на зелёный чай перед сном. И сейчас выпил какой-то местный сбор. Осторожней надо быть в мои-то годы. Употреблять только проверенное. Но тогда, в Безенгах, после бессонной ночи я отработал целый день и даже в спасах поучаствовал, причём недосып не ощущал. Надеюсь, и в этот раз прокатит.
Утро опять встречает нас солнцем и чистым небом. Оставляем часть вещей в вагончике и предупреждаем смотрителя, что будем завтра к вечеру.Эльбрус
Некоторое время ждём включения креселки, чтоб съехать к "Миру". Зато потом быстро проскакиваем до Азау. День отдыха посвятили прогулке до Чегетской поляны. По дороге зашли в Альпиндустрию. Цены и ассортимент московские, зато персонал прикольный – местные бабушки солидных комплекций в шерстяных платках на поясе. Там же договорились о трансфере до Мин. Вод. Их расценки – самые низкие в Терсколе. В предбаннике Альпухи – распечатка погоды на Эльбрусе. С подозрением читаем о минус сорока.
Поляна Чегета застроена кафешками, ни в одном из которых нам не нашлось места. Побродили по рынку, купили местные сладости и чай, какие-то сувениры. Затем садимся в такси и отправляемся в наш "Байрамук". Но по пути как законопослушные граждане заходим в КСС района, где нас довольно равнодушно регистрируют. Обмениваемся номерами сотовых и с чувством выполненного долга отправляемся ужинать.Продукция местных  мануфактурПродукция местных  мануфактурУтром мы уже не удивляемся ясной погоде. Начинаем воспринимать её как норму. Не спеша собираемся, экипируясь в соответствии с опытом предыдущих выходов. Верёвку, буры и беседки решаем не брать.

Попытка № 1

Участок "Азау" – "Старый Кругозор" мы преодолевали на новом современном подъёмнике. Вот бы такие по всей горе! Внизу толпы лыжников и бордистов. Обращает на себя внимание низкий уровень катания народа.
При очередной пересадке (на "Кругозоре" или "Мире", не помню) встречаем двух альпинистов, валящих вниз. Вид этих ребят – яркая антиреклама зимнего восхождения на Эльбрус. Несмотря на пластик и прочие фирменное снаряжение, выглядели они сильно задубевшими. Сказали, что "там" очень холодно и здорово дует. Они повернули с косой.
По пути на "бочки" договорились с водителем ратрака трактористом Юрой о завтрашней поездке. В 4.00 он должен быть у "бочек" и поднять нас максимально высоко, в идеале – до скал Пастухова. Уже вечером, на "бочках", узнали, что завтра туда же ведёт своего клиента Виктор Янченко – почти легендарная личность, гид, более ста раз поднимавшийся на Эльбрус. И что интересно, договорился он с тем же трактористом на тот же маршрут, но на 5.00 часов. Виктор объяснил, что время выхода нужно планировать так, чтобы рассвет встречать на Пастухова, при выходе на "зеркало". Солнце сейчас встаёт около 6.00, минус час на ратраке, следовательно, стартовать нужно в 5.00. Разумно. И мы решили к ним присоединиться. Звоню с этой новостью на сотовый тракториста Юры. Он нашим переменам не обрадовался: ведь планировал получить за две ходки, а теперь выходила только одна. Для справок – ратрак от "бочек" до Пастухова в это время стоит 300 евриков. После некоторых препирательств, конечно, договорились, но сэкономить почти не получилось.Эльбрусское таксиСоседи по вагончику, кузбассцы, отмечают успешное восхождение. Кто б сомневался. Рассказывают, что было не столько холодно, сколько ветрено. На "косой" их чуть не сдуло. У одного бутылка с водой в кармане пуховки замерзла! В тройке восходителей симпатичная альпинистка Ольга. Как позже выяснилось, это Ольга Шиленина. Не подумаешь, что за плечами этой скромной, немного застенчивой женщины гималайские вершины и одиночное восхождение на пик Свободной Кореи. Поздравляем ребят, по глотку коньяка за победу – и к себе спать.
Всю ночь промаялся, сон не шёл. Слышу, Петрухов тоже ворочается. Так и промучились оба до подъёма. Ни минуты сна! Зато Димка уверенно давит на массу.
В 4.00 наконец поднимаемся. Выползаем на мороз. Ясно, и небо в звёздах! Холодно, но без ветра; короче, наш день. С рёвом прибыл ратрак. От него пахнет дизелем, и мне почему-то вспоминается катер на море.ВосхождениеОсторожно переступая кошками, грузимся в кузов. Forward, on Эльбрус! Феерическая поездка! Мотор ревёт, вокруг темнота, куда едем, из кузова не видно. Задний прожектор выхватывает небольшое пятно склона. Из-под гусениц летят комья, и мы моментально покрываемся снежной пылью. Склон временами такой крутой, что я, упираясь ногами в задний борт, буквально стою на нём, удерживая от сползания Мишку с Димкой, сидящих ближе к кабине. А ратрак идёт, почти не снижая скорость. Внезапно останавливаемся. Приехали! Юра объясняет, что дальше ехать рискованно: "Голый лёд, а траки изношены". Делать нечего, выгружаемся. По смутным очертаниям вижу, что находимся чуть ниже Пастухова. Ратрак, лихо развернувшись на месте, валит вниз. В наступившей тишине медленно начинаем подъём.
Через некоторое время прибавляю темп, хотя вижу, что многоопытный Янченко идёт как раз очень медленно, но мне так труднее. Светает. На небе ни облачка. Проявляется панорама ГКХ с оранжевой каёмкой светлеющего неба. Удивительные и нереальные цвета!
Чувствую себя хорошо и, уверенно поднимаясь от скал Пастухова, думаю: "Сначала на Западную, а затем на Восточную, или сперва на Восточную, она поближе, по ходу, так сказать?". Однако уже при выходе на "косую" от этой самонадеянности не осталось и следа. Здесь я впервые испытал эффект резкого, буквально за 15 минут, испарения всех сил. По "косой" я полз уже на воле. Димке, кажется, тоже поплохело, и он всё больше отставал, зато Мишка, наоборот, ушёл далеко вперёд, скрывшись за перегибом. Когда я, теряя последние силы, притопал к Петрухову, с невозмутимым видом поджидающему своих "дохлых" друзей на перемычке, то первой мой фразой было крылатое выражение Пятачка: "Вини, мне не плохо, мне пи-ец!" И правды в этой фразе было больше, чем шутки. Однако я знал, что для многих добравшихся до перемычки на 5-й день после приезда в горы состояние "пи-еца" было нормой. И многие, несмотря на это, поднимались на вершину. Морально я был готов продолжить восхождение. А хлебнув из термоса и бросив в себя батончик Nuts, минут через 10 отдыха почувствовал и физическую готовность. Однако подошедший Димка заявил, что чувствует себя очень плохо и однозначно идёт вниз. Попытались уговорить: мол посиди, отдохни – может, и оклемаешься, но Дима был категоричен. И тогда Мишка без видимых колебаний сказал, что пойдёт с ним вниз. Это при том, что из нас троих Петрухов был на тот момент самым сильным, и другой возможности подняться на Эльбрус в эту поездку у него уже не было. У меня же, признаться, произошла легкая степень метания – может, двинуть одному вверх? К счастью, рассудок ещё не был достаточно замутнён, и вниз мы пошли вместе.
Конечно, досадно. Казалось, всё было так грамотно организовано и подготовлено, а произошёл облом-с. Это, конечно, не бизнес, и мерила здесь иные, да и противник (если так можно выразиться) здесь непобедим в принципе. С ним можно только договориться. А не захотела Гора – и не пустила! Арсенал у неё богатый – от метели до горняшки.
На спуске мы не встретили Янченко с клиентом. Они поднимались за нами и несколько медленнее, поэтому я решил, что они тоже прекратили подъём и спустились, но ещё раньше, с "косой". Внизу выяснилось, что опытный Витя Янченко свернул с "косой" на мало кому известный мотоциклетный кулуар, по которому и сводил клиента на Восточную вершину.
Спускались довольно бодро. Я знал, что послезавтра буду делать ещё одну попытку. Хуже, что Димка решил на этот раз завязать с Эльбрусом. Чувствовал, что не идётся, ну и решил не насильничать ни себя, ни ситуацию. А я стал тут же на склоне, в процессе спуска, собирать себе компанию. Договорился с Питерцами. А на скалах Пастухова увидел знакомую бороду. Ба! Саня Макаров из МЭИ. Тесен мир, особенно в горах! И надо же какое совпадение, на гору он тоже собирается послезавтра. В новостях Маевского сайта эту встречу назвали моим присоединением к команде альпклуба МЭИ.
На следующий день мы спустились в Терскол и, как сумели, "оттянулись" там. А вечером, посадив мужиков в машину до Мин. Вод, я отправился обратно на "бочки". По дороге захожу в КСП и снимаю контрольный срок. Новое восхождение регистрировать не стал, исходя из установившейся погоды и того, что иду всё-таки не один.

Не один

Поднимаясь к "бочкам" на подъёмнике, наблюдаю за катающимися. Снега не было 4 дня, что при наличии солнца и мороза превратило склоны в ледяные затёртые доски. Лыжники и бордисты спускаются исключительно боком, шкрябаясь по жёсткому склону, а точнее – нешироким трассам, проложенным по нему. Снежные пушки, изображая работу, рассеивают вокруг легкий туман снежной пыли. Следов ратрака не видать. Кому надо такое катание? Ни научиться, ни удовольствие получить. По разговорам с местными, основной контингент, приезжающий в последние годы, – жители Ставрополья, Ростова-на-Дону и прочих прилегающих регионов. А ехать сюда из Москвы? С учётом очередей на подъёмники? Только для особых ценителей. Кстати ,в этом году, как жаловались местные, народу мало. Они считают, из-за холодов. Но мне кажется, что причины более корневые, и править надо в "консерватории".ОткаталсяПоследняя креселка сломалась, и от "Мира" до Гара-Баши пришлось подниматься на своих двоих. Мишка отдал мне свой фотоаппарат, и по дороге я снимал удивительные панорамы "ГКХ на закате".
Забирая ключ от своего вагончика, разговорился с дежурным смотрителем по "бочкам" Володей. Оказалось, что дежурит он здесь по совместительству, а основная его должность – начальник противолавинной службы всего ущелья. Интересно было узнать от старожила о политико-экономических реалиях местной жизни. Многое для меня прояснилось: и ситуация с ратракчиками, и со строительством новых подъёмников. А на всё накладываются непростые отношения балкарцев с кабардинцами, особенно в свете дележа федеральных денег. Однако на предстоящую ночь моей главной задачей было выспаться, и я, попрощавшись, отправился к себе.
По дороге зашел к остальным участникам завтрашнего восхождения: молодая пара из Москвы и трое из Питера. Мою идею с ратраком никто не поддержал. Идём пешком. В 3 утра мы должны были стартовать, а затем присоединить к себе на "Приюте 11" Макарова с напарником. Компания собиралась основательная – 8 человек.
В своём "номере" обнаруживаю еду, оставленную Кузбассцами. Сплошные деликатесы и даже немного коньяка, который и принимаю с чаем – в качестве снотворного. Не помогло. И эта ночь стала повторением предыдущих двух – уснуть так и не удалось. Поскольку в комнате я остался один, то последовательно пробовал уснуть на каждой кровати, причём в разных положениях: и головой к окну, и к двери. Безуспешно. Полвторого я перестал притворяться спящим и встал. Третью ночь без сна! Делать нечего, буду пытаться, а там посмотрим. Если будет напряг, то поверну. Хорошо, погода идеальная. Так думал я, натягивая одежду, пристёгивая кошки и заставляя себя съесть кашку. Вдруг робкий стук в дверь. Оказалось, москвичи, парень и девушка, с которыми планировали сегодня идти на гору. Говорят, сосед по бочке им попался шумный, храпел страшно, не могли уснуть всю ночь. Поэтому на гору они не идут и просятся в мой вагончик поспать. Вот, думаю, грамотные и ответственные люди, не то что я! "Оставайтесь, говорю, конечно, и ешьте всё, что найдёте!".
С "бочек" вышли, стало быть, уже вчетвером – я и трое питерцев: парень с девушкой и их знакомый. По дороге до "Приюта" обратили внимание на отчётливый запах метана. Живёт вулкан и через фумаролы выпускает свои сернистые газы. Было заметно теплее позапрошлой ночи. Шлось довольно легко, я двигался в своём темпе и, хоть старался не разгоняться, но вскоре оторвался от группы. Наконец, впереди замаячили налобные фонари Макарова с напарником, которых я и догнал перед Пастухова. Как и первый раз, подъём по "зеркалу" сопровождался для меня эстетическим шоком – видом потрясного восхода солнца над Кавказом. Невероятные цвета и их сочетание! Ни облачка и абсолютная прозрачность атмосферы!Эльбрус
Иду от вешки к вешке и, исходя из прошлой попытки, настороженно прислушиваюсь к своему состоянию. Но нет, всё в порядке. Вот уже и косая, а самочувствие в норме. На перемычку вышел в 10.15 и сел ждать остальных. Традиционный чай с шоколадкой. Минут через 10 появляется Макаров, и мы решаем не ждать остальных, а двигать вверх, как только на повороте появится его напарник. Остальные трое – самостоятельная группа и сами принимают решения.На косой полкеСаня Макаров на перемычке

Вершина

Подъём с перемычки – наиболее крутой участок маршрута – как раз и забрал все мои силы. На плато я выходил уже как зомби. Передо мной лежало огромное, слегка холмистое пространство. Я увидел, что основной подъём пройден, и понял, что ничто уже не сможет остановить меня. И здесь меня эмоционально взорвало. Я то плакал, то смеялся. Меня буквально трясло. Как будто во мне разжалась какая-то пружина. Так вот она какая – горняшка, думал я, вот что значит "колбасит".Подъём от перемычкиВосточная вершинаЛожная Западная вершинаДорога к вершине по платоЗатем Эльбрус знакомил меня с термином "плющит". Ноги стали ватными и буквально отказались идти. Плато преодолеваю уже на воле. Надо было дотерпеть. Макаров обгоняет меня и уходит к уже близкой вершине. Кстати, если бы не вешки, указующие путь, то за вершину я бы принял другой пупырь, расположенный ближе и поэтому воспринимаемый как самый высокий. На последних силах взбираюсь на вершинный холм и, наконец, хватаюсь за тур. Финиш! Победа! Конец подъёма! Время -13.10. Фоткаемся с Саней Макаровым. Поражает разница пейзажей на юг и север. С севера низкие, почти бесснежные бурые холмы, уходящее в дымку Кубани, зато на юге – островершинная голубая страна из скал и снега. Хотел сделать общую панораму, но камера, окончательно замёрзнув, "умерла". Обидно. Всю дорогу нёс её на груди под пуховкой, которую в какой-то момент немного расстегнул. Для камеры этого оказалось достаточным.Вершина!Вершина!Потусовавшись на вершине минут 20, отправляюсь вниз. Макаров решил дождаться своего напарника – доктора. Я встретил его на плато. Он медленно двигался мне навстречу. Длина его шага была не более ступни. Учитывая, что до вершины доктору оставалось ещё метров 400, а время было уже около двух, я предложил ему повернуть. Мол самое трудное прошёл, осталось всего ничего, считай, что сходил. Но док был упорный, мой вариант отверг и медленно продолжил движение. На его месте я бы поступил так же. Погода продолжала "звенеть", ветер не усиливался, в крайнем случае, спустился бы в темноте с фонарём.
При спуске с плато, у самой перемычки, я встретил питерцев, с которыми утром вышел с "бочек". Двое – парень с девушкой – уже приняли решение поворачивать вниз, а третий, мужик лет 45-ти, стремился вверх. На наши уговоры и аргументы про позднее время, он отвечал, что у него есть красная рыба – источник энергии, поэтому за него не надо переживать. При этом выглядел он довольно бодро и всё время улыбался. Я видел перед собой неадекватного человека. Ведь ясно, что пойди он сейчас вверх, до темноты на Пастухова ему не спуститься. А впечатление опытного восходителя он не производил. Исчерпав доводы (звучало даже предложение "дать в морду и тащить вниз"), мы решили, что человек предупреждён и, являясь взрослым, самостоятельно принимает ответственные решения. Ну не идти же с ним на вершину! И мы пошагали вниз. А он – вверх.
Спускаясь по "зеркалу", обращаю внимание, как быстро обнажается тот самый бутылочный лёд, особенно в нижней части. Думаю, если такая погода простоит ещё недельку, то "зеркало" здесь будет уже без кавычек. Со скал Пастухова звоню Мишке и Димке. Поздравляем друг друга и радуемся совместному успеху.Прощальный лучПрощальный лучПрощальный лучСняв наконец кошки, размашисто шагаю по неглубокому снегу. Внизу – можно сказать, у ног – лежит Кавказ. Чуть левее Узункола солнце уже погружается в горы и окрашивает небеса, вершины и снег в непередаваемые цвета. Трудно поверить, что это реальность, а не фантастическая широкоформатная картинка. Каждый раз, видя это, я испытываю эстетический катарсис. Ведь к чему привыкли наши глаза? Интерьер офиса, квартиры, городские стены, а чаще – экран компьютера. Нет масштаба пространства. Представления о мире привычно формируется через картинку монитора, а когда перед нами возникает реальная, а не умозрительная панорама, голове трудно её переварить. Здесь и сама атмосфера, воздух очищающе целебны. Ведь я не спал почти трое суток, а смог отработать 10 часов восхождения. Что со мной бывает в Москве даже после одной бессонной ночи, я знаю. Какое восхождение? Только спать! А питание? Отношение потраченных и потреблённых калорий здесь на порядок превышает городское, где мы просто замусориваем себя.
Чувства, испытанные в эти минуты: удовлетворение, ощущение гармонии с этим вечным, холодным и прекрасным миром, а главное с самим собой – думаю, и есть истинная цель моей поездки. Очень вовремя звонок из офиса. Какие два разных мира! Уже в темноте, усталый, но довольный я ввалился в свой вагончик. Есть не очень хотелось, да и не было сил что-то готовить. Разогрел пару кружек глинтвейна и заел их бутербродом. После чего (наконец!) почувствовал, что клонит в сон. Только "отрубился", как с шумом распахивается дверь.
– Ты здесь? Сходил?
Это оказался Володя, зав. "бочками".
– Да, всё нормально.
– Ну молодец, а то мы волновались. Ну спи.
От него же я узнал, что тот питерец-одиночка тоже спустился. Наверное, красная рыба помогла.
Спасибо Володе за беспокойство, золотая душа. Надо было, конечно, доложиться. Но уснуть после этого мне уже не удалось, что, впрочем, меня уже не напрягало.
Утро, как всю последнюю неделю, было ослепительным. На спуске поймал попутный ратрак и на "Мир" прибыл весь запорошенный снегом.Вход в Вход в ...а поздним вечером этого дня меня в Домодедово встречал Мишка.Эльбрус

Вослед

Как я уже говорил, поездка удалась. Было психологически комфортно, не скучно, познавательно и физически доступно. Единственное сомнение – в правильности плана акклиматизации. Или решающими здесь были наши индивидуальные особенности? Не знаю. Многие успешно взошедшие, в т.ч. кузбассцы и Макаров не спускались, как мы, вниз перед восхождением. Они как заехали на "бочки" или "Приют 11", так всё время там и ночевали. Причём от приезда до восхождения они потратили на день-два меньше нашего.
И последнее. Считаю, эту поездку успешной для всех троих. У нас была команда, каждый член которой сделал организационный, эмоциональный и материальный вклад в проект. Я лишь поставил последнюю точку в общую победу.

Использованное снаряжение

Составляя оптимальный комплект снаряжения, главным образом одежды, я немного помучался, поэтому готов поделиться своим опытом в этой части. Может, сэкономлю кому-то время и деньги.
Передо мной стояла задача экипироваться для зимнего восхождения продолжительностью 15–20 часов при температуре –30 с ветром. Кое-что у меня, конечно, имелось, и, кроме того, не собираясь (на тот момент) уходить в зимний/высотный альпинизм, я не хотел покупать узкозаточенные вещи, типа высотных ботинок или пухового комбинезона.
Здесь необходимо сделать банальное замечание, что мои рекомендации могут подойти не всем, ибо каждый индивидуален.
Итак, начнем сверху:

Голова

Балаклава STОRM от "Баска". Сверху балаклавы – шапочка из 200-го полара с ушами. Без Wind-Stop или Windblock! Голова должна дышать. Очень жалею, что забыл её на "бочках". Производителя не помню, но что-то вроде Red Fox-а.
Поверх всего этого – капюшон пуховки.
Маска – тоже от Red-Fox и с Wind-Stop. Её надевал поверх балаклавы и только при первой попытке восхождения. Главное впечатление – трудно продышивать эти слои, особенно при интенсивном дыхании.
Очки. Перед поездкой приобрёл Explorer 326 1 от Julbo. Классная вещь, но на морозе от их пластика очень мёрзнет переносица. Кроме того, под них не заправишь маску или балаклаву, и выдыхаемый воздух попадает под очки, от чего те запотевают и замерзают. Поэтому обязательно нужны очки-маска. Причём, с жёлтым фильтром: и против солнца, и против плохой погоды, тумана, облачности. Линзы, конечно, должны быть double, иначе запотеют.

Тело

Термофутболка North Face легкой линии, работающей только на отвод влаги. Очень доволен. Всегда был сухой. Затем согревающее термобельё. Потом сотый полар от "Баска", следом надевал толстый полар из Thermal Pro, тёплый и хорошо дышащий. Я купил его в последний день перед отъездом, заменив им 200-й полар с Windbloсk. Под пуховкой непродуваемость Windbloсk (а значит, и худшая дышимость) мне была не нужна.
Снаружи – пуховка West Face Extreme от Red Fox. Подкупил малый вес и хорошие показатели по теплозащите. Всё оправдалось – тёплая и лёгкая, не продувается. Очень компактна в сложенном состоянии. Единственный минус – сильная миграция пуха. Полар под ней был, как из курятника.
Был ещё пуховый жилет, но на второе восхождение его не надевал.

Руки

Руки у меня мерзнут, поэтому никаких перчаток, только варежки! Сперва тонкие поларовые, а сверху пуховые. Эти короткие пуховые рукавички я случайно купил в "Баске" всего рублей за 500! Просто они из прошлых коллекций. Очень доволен этим комплектом. Когда Мишка подмерзал в своих крутых верхонках от BD за три тысячи руб., я показывал ему свои руки в басковских варежках: "Мишель, всего 500 рублей!".
Для подстраховки я взял с собой ещё и большие пуховые рукавицы-краги, которые мог надевать сверху этих двух. Протаскал их в рюкзаке.
Брал ещё и мембранные горнолыжные перчатки, но это только для низа.

Ноги

Сперва термотрусы от Odlo, затем первый слой – термобельё Marmot линии MidWeight. Вторым слоем шли брюки BLADE от "Баск". Сверху были мембранные самосбросы от Marmot.
На первой попытке восхождения было существенно холоднее, и в качестве второго слоя, вместо Блейдов, шли легкие, сотые поларовые штаны. Зато сверху надевался тёплый полукомбинезон с Tinsulate, купленный специально и только для этой поездки тысячи за две в спортивной комиссионке при "Канте".
На акклиматизационных выходах хватало такой комбинации: термуха + полары + BLADE.

Ступни

Предмет моей наибольшей тревоги. Решил использовать свои двухлетние Asolo Granite, поэтому купил на них утеплённые бахилы Leggens от "баска". А кошки у меня с рантовым креплением, и были проблемы с их надеванием на ботинки через бахилы. Расстёгивая вечером эти дивайсы, я обнаруживал на их внутренней поверхности корку льда.
В разделе "носки" традиционные материалы победили современные технологии. Перед поездкой купил топовую модель Lorpen с Primaloft (2100 руб. в "Альпухе") – трёхслойные в ответственных зонах, с влагоотводом и прочими наворотами. Но в этом хай-теке мои ноги мёрзли. Спасли носки из толстой собачей шерсти (пуделя), подаренные женой. Надевал на голую ногу и не мёрз. Когда вечером снимал, они, конечно, были мокрые, но свою задачу выполняли на "5". И раз в десять дешевле.
Использовал два варианты стелек – родные Asolo и мои любимые Boreal с решёткой-ячейками. Разницы не ощутил. По части стелек было припасено и секретное оружие с подогревом на батарейках. Но дело до него не дошло. Собачья шерсть избавила меня от опутывания проводами.

Источник

Альпклуб МАИ
Автор - Михаил Петров.


Обсуждение (0)