Главная / Публикации /
Пять семитысячников. Часть первая. Пик Ленина
Lev Pantukhin
12 сентября 2016, 22:32

Пять семитысячников. Часть первая. Пик Ленина

Часть вторая. В Азии не спешат
Часть третья. Пик Корженевской
Так случилось, в этом сезоне я в горах с большой спортивной командой с большими и очень спортивными планами. И название даже специальное есть. Незамысловатое, но запоминающееся. «Высота». 20 спортсменов из со всей России. География от Владивостока до Ростова. После тим-билдинга на Эльбрусе настало время основного сбора. Цель – 5 семитысячников. Начинать логично с Ленина. И попроще, и лагерь начинает работать раньше всех. Место встречи участников команды был назначен Ош. Все участники прилетали в разное время. Из Екатеринбурга нас прилетело трое. В аэропорту нас встретили и отвезли в гостиницу. После кавказского: «Добирайтесь как-нибудь сами» сразу чувствуется сервис «Аксай-тревел».
На следующий день заехали в базовый лагерь под Ленина, на поляну Ачик-таш.
Здесь красивейшие виды, зеленая трава, озера, холмы и сотовая связь. И электричество с розетками в каждой палатке. Все условия для занятий альпинизмом. Только гора далеко. И руководство решило отложить выход в следующий лагерь на день по каким-то организационным причинам.А следующий день был днем рождения Ромы Абилдаева. Рома по очереди приглашал в палатку всех подряд. Праздновать снаружи мешал дождь и запрет на неспортивные напитки.
На следующий день все же вышли в первый лагерь. Накануне ночью выпал снег. На Луковой поляне летом такое нечасто, но случается. И до перевала Путешественников пришлось идти под мокрым снегом. Но уже на перевале, вышло солнце, и некоторые, беспечно не воспользовавшись солнцезащитным кремом, обгорели в первый же активный день, едва дойдя до ледника.
Дальше началось столкновение авторитетных мнений. Кто-то хотел на следующий день наверх, во второй лагерь, затем в третий лагерь, а кто-то был за плавную акклиматизацию и предлагал сделать радиальный выход на п. Юхина, рядом с первым лагерем.
Но иногда в рассуждения, как надо ходить в горы вмешиваются сами горы.
Встав в 4 утра, видим туман, валит снег, ветер, видимость – несколько десятков метров. Идем в столовую, совещаемся, заодно и чай попили. Решаем перенести выход на час. Через час снова встречаемся в столовой. Ничего не изменилось. Начало светать, но видимость от этого не увеличилась. Выход отменяется, идем спать. Но чаю еще раз попили, раз уж встали. Снова встречаемся уже в девять утра, официальное время завтрака. Нам накрывают стол уже третий раз за утро.
А погода тем временем улучшилась, туман и облака раздуло. И даже солнце вышло. Обидно. Но ранним утром, еще не дойдя до горы могли таких кругов по леднику нарезать, что спортивный запал пропал бы естественным путем.
Чтоб не пропадать такому солнечному дню, все двинулись в сторону пика Юхина. На середине подъема часть решила, что они сегодня сделали достаточно, остальные сходили до вершины. Отличный, кстати, вариант получить акклиматизацию до 5200, не рискуя лишний раз на снежных мостах по пути во второй лагерь. Я раньше не знал.
Снегу за предыдущий день и ночь нападало много. Никто тропить наверх не спешит. Ходят слухи, что все ждут, когда тропу сделает наша команда.
Ну что ж, на следующий день, по очереди, меняя отделения, топчем снег во второй лагерь.Во втором лагере нас радостно встречает дежурный. В третьем еще никого нет, мы будем первыми. Ставим пока палатки во втором лагере. И даже сходили налегке до выхода на гребень, набрали метров 200, для будущей акклиматизации.
На следующий день – снова тропежка. До последнего взлета на Раздельную все идет неплохо. А тут, достаточно крутой склон характерно ухает. Останавливаемся. Кто-то вспоминает, что Сувига, начальник в первом лагере, говорил, что склон на Раздельной не сходил ни разу. Авторитет Сувиги встает против реальной опасности под ногами.
Осторожно, маленькими группами, стараясь не перегружать склон и двигаясь прямо вверх, выходим на Раздельную. Не самое грамотное решение, но результат – все наверху. В тот день даже прошлись в сторону 6400, но не дошли.
Переночевав, быстро спускаемся в первый лагерь. Сделанная за два предыдущих дня тропа быстро наполняется людьми. У нас – этот и следующий день – отдых.
Пока мы ходили на акклиматизацию, заехала большая группа из Польши. Анджей Баргель тоже хочет за сезон выполнить программу «Снежный барс», а канал Discovery снять про это фильм. Они привезли невероятное количество камер и техники, есть даже дрон и дельтоплан. Над лагерем вечером ездит по натянутому тросу камера, и назойливо жужжит дрон, пробуждая мальчишеские рефлексы посоревноваться в меткости.
После отдыха поднимаемся из первого лагеря сразу в третий. Народу здесь прибавилось.На вершину двигаемся по отделениям, я покидаю лагерь последним около 5 утра. Погода ясная, снег неглубокий, да и тот передо мной уже утоптали.Обгоняю нескольких участников, и, двигаясь уже по плато, вижу, что перед вершинным взлетом собралось несколько человек. Выясняется, что ребята нашли здесь поляка. Тот почти не может двигаться, возможно, поморожены конечности, и он явно не в себе. Глаза совершенно дикие, какие-то пустые, возникает даже подозрение, на снежную слепоту, но предложенный чай и шоколад он берет уверенным движением. Судя по расспросам, он провел где-то на горе ночь, но точно выяснить, что случилось не получается. Отдаем ему свой термос и перекусы, подсчитываем, сколько каких ампул есть. Ребята настаивают, что можно, пока не начали спуск, сбегать на вершину. Хорошо, уходим с Артемом Черемных наверх, с поляком остаются братья Глазуновы, навстречу уже спускается группа наших. Сделав фотографии на вершине спускаемся, поляка уже увели. Оказывается, поев-попив и получив бодрящий укол, он прошел половину плато с поддержкой, а потом смог двигаться сам. Ему понадобилась помощь и страховка только в нескольких местах. А затем, то ли выйдя на перемычку между 6400 и Раздельной, то ли прямо с 6400, заявил, что пойдет во второй лагерь напрямую. Я подробностей конфликта сам не знаю, так их и не догнал. Вообщем, спасаемый отказался на финише от помощи спасателей и сказал, что дальше справится, нечего его тут учить в горы ходить, он и сам ого-го. Попытки поговорить с ним пожестче не помогли, пришлось даже снять на камеру его отказ от дальнейшего сопровождения.
Постепенно возвращались в третий лагерь и участники нашего сбора. Уже готовили компот в палатке, когда поступила информация, что проблемы на спуске у Валеры Шамало. Но он шел сам, в сопровождении отделения Ростова. Наконец, пришли и они. Валеру отдали на обследование Лере Меркурьевой, находящейся на должности физиолога, консультировались по рации с врачом, оставшимся в лагере. И потом случилась странная вещь. На разборах после восхождение никак не могли понять, как так вышло. Вроде все считали , что надо бы спускать Валеру дальше. Но почему-то остались. То ли Валера смог всех убедить, что все у него под контролем, то ли усталось взяла свое, но уже собравшиеся уходить вниз разобрали вещи и все остались ночевать.
Утром Шамало себя хорошо чувствовал, все пошли вниз. Во втором лагере забрали оставленные вещи, двинулись дальше. В первом провели буквально час-два, попили чаю, перепаковали вещи, и дальше, в базовый лагерь. И уже только там, на травке, накормленные гостеприимным поваром Нуриком, расслабились. Баня, стирка, бесконечно много вкусно приготовленной еды, тепло и отдых. Безлимитное электричество, сотовая связь, вообщем, простые человеческие радости.Оставался вопрос, когда ехать дальше, на поляну Москвина, под п. Корженевской и п. Коммунизма. У нас была договоренность, что нас пропустят в Хароге, и мы по кратчайшему пути, за сутки, попадем из одного базового лагеря в другой. Так как наши планы совпадали с польскими, то и забрасываться мы должны были вместе. Но поляки отставали от нас, и ждать их пришлось два дня. В это время мы проводили долгие, по несколько часов на каждое отделение разборы восхождения, и отдыхали. По утрам делали зарядку, остальное время пытались провести с пользой. Например, Александр Яковенко устроил мастер-класс по поднятию копыта у лошади.В Ачик-таше хорошо. И место красивое и лагерь «Аксай-тревел» организован отлично. Вначале к этому относишься, как к естественному положению вещей, но скоро мы могли убедиться, что бывает совсем по-другому. Тем временем спустилась первая группа поляков из Discovery. Они так были рады вернуться к благам цивилизации, что праздновали это всю ночь, оставив такие следы своей радости в столовой, что что отношение к каналу Discovery у аксаевских работников испортилось надолго.
На следующий день пришли остальные поляки, вместе с Баргелем и Артемом Брауном, выполняющим у них обязанности высотного гида, консультанта и заодно переводчика.
Наконец, можно было ехать дальше.
03 июля 2016 - 15 июля 2016
Обсуждение (0)